понедельник, 21 декабря 2015 г.

Путешествие к южному берегу северного моря. Послевкусие.

О своих путешествиях можно рассказывать бесконечно. Казалось бы, прошлый пост был последним, но нет так и тянет еще поговорить. На этот раз о людях и те только.

Если "верить " исследованиям британских ученых  Михаила Задоронова, русские люди очень мало улыбаются. И теперь я склонна с ним согласиться. 
         Самостоятельное путешествие обычно не предполагает продолжительного общения с местным населением. Ну дорогу спросили, в магазине покупки сделали, по дворам побродили в поисках попутной лодочки. И что интересно, подходишь к человеку, здороваешься, улыбаешься. А в ответ тишина ни тени улыбки. Люди доброжелательны, общительны, но совершенно серьезны.
 Вначале я не могла сообразить, покупаю продукты в магазине и чего-то не хватает. Как-то не так происходит процесс торговли. Потом озарило, продавцы не здороваются. У нас это стало настолько привычно, обыденно. Оказывается, отсутствие обычного приветствия и улыбки так заметно. В Архангельске, в сувенирной лавке, скупив уже приличное количество всякого хлама, я узрела украшения из кости. Попросила посмотреть поближе, продавец подала витринку и продолжила заниматься своими делами, видимо, чтобы не мешать мне. Я долго рассматривала украшения, надо сказать они  были простоваты и скучноваты, но я бы купила, если меня подтолкнуть. Обычно торговцы расхваливают товар, что-то предлагают, ну хоть как-то показывают заинтересованность, здесь же, спокойно ждали пока я посмотрю, поговорю с мужем и так же спокойно, не говоря ни слова, убрали украшения на место. Ведь видели, что мы были в восторге, накупили уже птиц, лошадок, колокольчиков, то есть готовы были еще оставить там денег, предложи они нам побрякушки и похвали свой товар. Но суровые архангельские девушки были молчаливы и совершенно серьезны. К слову сказать, в сувенирных рядах в Суздале продавцы тоже предлагали свой товар без фанатизма.
          Я уже упоминала об отсутствии коммерческой жилки у жителей северной части нашей родины. Да, трудно было в поселке Вершинино добыть лодку, чтобы покататься. Мы зашли в администрацию национального парка, и очень обаятельный лесник минут пятнадцать обзванивал своих знакомых, узнавая, не могут ли они организовать нам экскурсию. Это говорит о нескольких вещах одновременно - это и отзывчивость, желание помочь незнакомым людям, и спокойное отношение к деньгам. Люди не бросают свои дела для подработки. Казалось бы, приехали туристы, да повози ты их по озеру, заработай денежку, а на рыбалку пойдешь позже на два часа. С большим трудом, обойдя половину деревни, нам удалось найти желающего заработать. Отсутствие этой самой жилки заметно еще и по тому простому явлению, как придорожная торговля. У нас в селах, не говоря уже об Архызе и тому подобных местах, торгуют всем. Это не только сувенирная продукция, но и варенье, консервированные и сушеные грибы, вязаные шали, носки и пр, и пр. Продают все что могут вырастить, собрать или сделать сами. Здесь же могут вынести к дороге свежесобранные грибы или ягоды и все. Моя подруга просила привезти ей настоящих сушеных северных грибов и все не могла поверить что их не продают вдоль дороги. По ее мнению так не бывает. Оказывается, и не такое бывает.
Все это, конечно, ерунда, так болтовня, хуже другое. Непривычный вид деревенских подворий. Я видимо, тугодум, не сразу сообразила в чем дело и чем они отличаются от привычных нам дворов. Оказалось, что там нет живности. Мне странно было видеть деревни без бродящих по  улочкам кур, уток, гусей. Нет пасущихся коров, коз. Нет никого. Нет там тучных стад, не из чего производить ни масло, ни сметанку. Наверное, этому есть экономическое объяснение, но от этого не легче. Вологодское масло, произведенное в Воронеже (видели такое в продаже) это страшно. Может быть, я ошибаюсь, но ощущение, что жители сел живут только тем, что дает лес и город. 
Тем не менее от хорошего путешествия остается долгое послевкусие. Нам будет что вспоминать, за две с небольшим недели пройдено шесть с половиной тысяч километров. Мы прикоснулись к русской истории, посмотрели на могучие реки, большие озера, сказочно прекрасные храмы и монастыри. Нам всегда нравился север, пусть и относительный. Все что по карте находится выше Москвы, для нас уже север.  Там исчезают привычные нам лиственные леса, степи с серебристым колышущимся на ветру ковылем, холмы и горы, спадает жара и стихает сухой несущий пыль ветер. Зато появляется сосны, ели, 

устремляющиеся ввысь березы, всюду вода необычного для нас "чайного" цвета 
и яркие заросли кипрея.
Ягоды, грибы, гигантские муравейники.

 Всего и не перечислить. Столько красоты милой и неброской, которой хочется любоваться бесконечно.

2 комментария:

  1. Таня,
    очень хорошие и ценные наблюдения.)
    Мне всегда казалось, что люди, проживающие в северной части нашей необьятной, более уравновешены, выдержаны, спокойны. Не так мельтешат, скупы на коммерческие улыбки (да-да, это ты хорошо отметила и честно говоря, меня всегда напрягают дежурные улыбки и при этом, абсолютно пустые, холодные глаза улыбающихся).
    Смотрела недвно наш старый сериал "Михайло Ломоносов", прекрасно обрисована жизнь поморской деревушки, вспоминала твои фотографии.
    Прекрасное и суровое Беломорье. Поездка великолепная.)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Лена, спасибо, поездка и в правду замечательная. Нас снова тянет туда, надеюсь все получится.
      А северяне, да, скупы на жесты и улыбки, но очень доброжелательны.

      Удалить