четверг, 17 октября 2019 г.

Северная Осетия

                                                            Поездка 04.11.2018 
Вот закончилось лето, уже прошлого 2018 года и даже лучшая часть осени позади, наступил ноябрь, а значит по сложившейся уже традиции, мы едем в Северную Осетию! Республику, где до этого мы были всего несколько раз, тем не менее, оба давно уже и по уши влюблены.

    Знакомство с Северной Осетией, в этот раз продолжим в Дигорском ущелье, одним из красивейших уголков Кавказа. Немного не доезжая до туннеля, сворачиваем направо и спускаемся  к каньону Ахсинта, через который перекинут мост, в народе называемый Чертов. Вид с него на Урух, беснующийся далеко внизу завораживает. Поначалу страшно подойти к ограждению, высота такая. что шум реки почти не слышен,.и не удивительно, - глубина ущелья в этом месте 80 метров.
 Назначение этого моста для нас осталось загадкой. Судя по виду, построен давно, "при Советской власти", вполне себе автомобильный, и даже движение не перекрыто, но судя по карте, дорога за мостом сразу обрывается. Ну не на потеху туристам же его соорудили. Теперь вот жалею, что не проехали на ту сторону посмотреть, то там да как.
Сразу после этой достопримечалки, дорога огибает скалу по узкой полочке над пропастью, также рядом пробит тоннель, безопасный, но неинтересный. Конечно, мы выбираем старую дорогу. Так надо. И-и-и ... 
Да ничего особенного. Когда-то узенькая дорожка, была лишена даже столбиков и являлась этаким аттракционом -"почувствуй себя осетинским водителем", сейчас же  тщательно огорожена бетонным отбойником, и не вызывает должного трепета.
    А вот увиденное вскоре, напротив, вызвало бурю восторга. За очередным поворотом, в лучах заходящего солнца возник Он, - одинокий всадник Уастырджи. Бронзовый монумент буквально парил над дорогой! 
Оказывается, установили его совсем недавно, в 2015 году, и это было наше маленькое открытие. Автор монумента – известный в республике скульптор Владимир Соскиев, а профинансировал проект бизнесмен Таймураз Боллоев. Установкой скульптуры на тридцатиметровый утес, занимались приглашенные мастера из Москвы.

                        Иногда камни оказываются сильнее.
Наш путь лежит к хорошо различимым снизу развалинам селений Донифарс и Лезгор. Точнее, к древнему некрополю, с большим количеством склепов и каменных стел. Если склепов, мы уже видели достаточно, то памятные стелы были для нас в новинку.

Классический осетинский цырт - это удлиненная каменная плита, закрепленная в земле. На лицевой части высечен сложный орнамент  отражающий образ усопшего.  Предком осетинских цыртов можно назвать скифские надгробия. Из скифской культуры они перешли в аланскую, а затем и в осетинскую.
Сначала цырты ставились только на мужских погребениях и лишь гораздо позже стали появляться женские. Орнамент у мужских и женских надгробий разный. Отличить их довольно просто: у мужских цыртов, в средней части плиты, вертикальные полоски, - символизирующие газыри, у женских, вместо них, - горизонтальные застежки платья.

В некоторых источниках утверждается что цырт это просто придорожный камень в память об умершем человеке. Лаконично, но не всеобъемлюще. Видимо, это как раз тот случай: плиты расположены у дороги, но почему они собраны в группы по две, три и более, в одном "домике"? Это было сделано в наше время для лучшей сохранности, или все же этих людей объединяли родственные связи? Вопросов осталось много.


Солнышко стремительно катилось вниз по небосводу, настала пора искать место для лагеря, открытий на сегодня было достаточно.
  Не мудрствуя лукаво, спрятались за холмиком, просто немного отъехав от дороги. 
                                      И "немедленно выпили"©
   Потом был мангал, посиделки под бездонным звездным небом и тихая - тихая ночь.   
Утром приходил пастух, близко подходить не стал, просто сидел на камне выше на склоне, наблюдая издалека за приезжими чудаками, а вот его собака зашла в гости...Вместо огромного алабая, пасти стадо ему помогала малюсенькая собачка системы Той терьер. Это создание на тонких лапках, размером меньше нашего кота, являлось кормящей матерью, и видимо поэтому отличалось отменным аппетитом, но в тоже время тихим скромным нравом. Ей одинаково нравилось все: грудинка, кусочки яичницы, лаваша и сыра, думаю, налей мы ей кофе, - выпила бы и его. После того как, еда на столе кончилась, а собачка прибавила к своему весу как минимум треть,  посмотрев на нас укоризненно, отправилась по своим пастушьим делам.
 А мы, быстренько собравшись, - по своим. Только тронулись, дорогу преградила стая куропаток. Не признав в нас охотников, вели себя нагло и вызывающе, пока мы сидели в машине. И фррр... тут же улетели, стоило только выйти. (На фотографии,  жалкие остатки самых смелых.)
  На утро у нас запланирована экскурсия по "городу мертвых" расположенном неподалеку, под отвесными склонами Скалистого хребта.
Донифарско-Лезгорский некрополь —могильник с большим количеством  каменных склепов и каменных стел. Он не так известен, как город Мёртвых в Даргавсе, но гораздо крупнее по площади и включает в себя усыпальницы разного вида. Захоронения здесь производились с V по XVIII века. Но это неточно.
Погода стоит великолепная, несмотря на ноябрь месяц, мы гуляем в одних майках.



Часть склепов вросла в землю, а каменная кладка держится прочно. Внутри видны человеческие останки. Я совала свой нос повсюду, куда могла подобраться.





Тишина, уединение от суеты этого мира.
 Не все постройки в селении, расположенном немного ниже некрополя, разрушены, есть и несколько жилых домов. Скорее всего, они используются как дачи в теплое время года.



Очень красиво и как-то торжественно, что ли.
Вдоволь нагулявшись, отправились к широко известным в узких кругах автотуристов высокогорным селениям Фаснал, Галиат и Дунта.
Дорога нескучная: то тридцатиметровая башня Абисаловых, то гидротехнические сооружения невиданной нами конструкции, то останки заброшенной бельгийской фабрики.

 В сети информации практически нет, все пишут одно и то же. Ну и я напишу, фабрика - горно-обогатительная, служила для добычи свинцово-цинковой руды. В годы своего расцвета имела собственную электростанцию и даже канализацию.
 Сейчас столь внушительные руины используются местными жителями под огороды и пасеку. Но это, не говорит о том, что республика живет воспоминаниями о прошлом. Промышленность вполне себе существует. И строительство мощной гидроэлектростанции ведется, и горы роют, что-то там полезное добывают.
 Про это сооружение ничего не нашла, но выглядит мощно, служит, очевидно, для забора воды  в реке Даргонком.

 Поселок Комунта и Дунта, проскочили не глядя (придется приехать еще раз, много интересного не успели посмотреть), а вот в Галиат, начитавшись немногочисленных отчетов, забрались. Крохотный высокогорный аул, здесь нам хотелось посмотреть на так называемую "Собачью скалу".
 С этого ракурса, пожалуй, что-то собачье проглядывает. А по Ваниной версии, с нее в старину сбрасывали осужденных преступников, видимо, со словами: "умри сАбака!"- отсюда и название.  Преступники, это не очень интересно, а вот вид с нее открывается замечательный.
 Скалистый массив расположен отдельно от плато, на котором построен аул, и соединяется с ним перешейком. Ваня, конечно, полез там побродить, а я не захотела примерять на себя роль "паршивой собаки" и переживала за него издалека.
 Ну и любовалась на великолепную панораму гор, реку Комидон и петляющую где-то там внизу дорогу. Забрались мы в такую даль не только для того, чтобы полюбоваться на легендарную скалу, хотелось примерить на себя один очень интересный маршрут. По слухам, гуляющим по внедорожным форумам, есть дорога, соединяющая Галиат и поселок Верхний Згид. Вот по ней мы и отправились. Предварительно, поспрошав местных на предмет проходимости и направления движения. В Навителе, она существует, но ему не всегда можно доверять в горах.
Ваня, ушедший в люди, с трудом отбившись от угощения и выпивки (день был праздничный, осетины выбрались на дачи и были очень любезны и гостеприимны), узнал, что дорога, в принципе, проходима и для нашей машины особой сложности не представляет.
Начинается она от родника в ауле Галиат, если двигаться снизу, поворот направо, затем вниз на мост. После моста повернуть еще раз направо. И дальше уже не ошибешься. Дорога одна, практически без развилок.




 Ехали неспешно, проверяя все лужи и ручейки.



 Дома, глядя на эту фотографию, Ваня сказал - "хорошо, что тогда я этого не видел!"
 Несмотря на солнечную и сухую погоду, были не только лужи.В тени лежал снег, ноябрь все-таки.

 Дорога, красивейшая. поехать можно спокойно, но в сухую погоду.

Специальные высокогорные лошадки. Бедолаги, трава уже превратилась в сено.
 Где-то здесь самая высокая точка, дальше начинаем спускаться.
 Справа горы покрытые снегом, а слева скальный массив, напоминающий корону.


 Красота неимоверная. Солнце начало садиться, вершины окрасились нежно-розовым цветом.
 С большим трудом нашли более-менее подходящие местечко для ночевки. В качестве ориентира даю координаты. N 42°53.018'  E 43°56.046'. А то совсем расслабилась, поворот не записала, мост тоже.


 Долго примерялись, где ставить палатку. Любим мы все-таки спать, если уж не на ровном месте, то хотя бы вверх головой. Вечер был очень холодный, грелись у костра, пока окончательно не замерзли. А вот пуховые спальники, опять не подвели. Ночью не мерзли.
 Утреннее солнышко приятно грело и кофе пили уже в футболках.
Дорога, превратилась из разбитой грунтовки в шикарную гравийку. И уже не представляла опасности для нашего Барсика. Скорость передвижения выросла в разы. Места вполне обитаемые, народ занимается не только выпасом скота, но и выращиванием какого-то особого картофеля, на делянках  агрофирмы, расположенной в окрестностях полузаброшенного поселка Верхний Згид.
Дальше Садон, который так же как и В.Згид, имел славное шахтерское прошлое. Однако, с прекращением добычи свинцово-цинковой руды, оба обезлюдели и обветшали.  
Большая часть домов, необитаема, и только кое-где теплится жизнь
 Но на выезде из поселка, нам повстречалось веселенькое стадо многотонных грузовичков.
 И снова дорога, мы выбрались на асфальт, едем в селение Лисри.
 Вдоль всей трассы обустроены какие-то туннели, огороженные и запечатанные. Не совсем понятно, что это и кому принадлежит. То ли горные разработки, то ли милитаристы веселятся, прокладывая что-то свое, военное.
Как только свернули с Транскавказской магистрали, перед нами открылась, довольно - таки внушительная картина, строящейся Зарамагскаой ГЭС-1 на реке Ардон. Сооружать ее начали в далеком 1976 году, а закончить собираются в этом - 2019. Долгострой, однако.

Немного поснимав современность, отправились в глубь веков. Вся Осетия, буквально, усеяна древними каменными постройками. Это и башни, и жилые постройки. В это время года выглядят они не очень живописно. Но пожухлые осенние краски, добавляют колорита разрушенным строениям.
К сожалению, уже не помню в каком селении это снимали.



Еще немного красивейшей дороги и мы подъехали к поселку Лисри, расположенному на левом берегу реки Мамихдон. 
О дате основания селения пишут так: "В незапамятные времена, первого ребенка, родившегося в Лисри, назвали Дарчи ". И все.
Феликс Гутнов в своих " Заметках по истории населенных пунктов Северной Осетии" описывает, что "Аул Лисри лежал на террасах обоих берегов р. Мамисондон ( Мамихдон?), там, где в нее впадает р. Фарсагдон. Лисри считался одним из крупнейших сел Мамисонского ущелья. В 1920 г. в нем в 120 дворах жили представители 9 фамилий". 
Сейчас, по слухам всего, восемь (не фамилий, людей).
А вот на правом, кладбище, да еще какое!
 Неимоверно трогательно и печально. 

 Заросшие бурьяном каменные кресты и надгробия, покосившиеся и покрытые лишайником. На меня это зрелище произвело неизгладимое впечатление. Информации о нем в сети практически нет.  Вроде бы, последнее захоронение датируется 1940 годом.
Основной достопримечательностью Лисри считается Храм Успения Пресвятой Богородицы. 
На "жемчужину Мамисонского ущелья", как ее называют в рекламе туристические фирмы, она не очень похожа, прежде всего по причине плохой сохранности. Но посмотреть стоит. 
Архитектура церкви сильно отличается от простых и суровых родовых башен, скромных жилищ горцев, сложенных из ничем не скрепленного и необработанного камня. С датировкой церкви, тоже все неоднозначно. По одним источникам это 1897 год, по другим 1902. Хотя разница в пять лет для нашей истории, ерунда, у нас тысячелетия гуляют туда-сюда.
 Но судя по захоронению священника, расположенному на территории храма, в 1914 году она существовала.
 А с другой стороны, как могло каменное строение так сильно разрушиться всего за сто лет. Ведь судя по каменной кладке от нее оставались только арочные своды. Стены и купол сложены уже без раствора и по-моему, выкладывались позднее, на скорую руку.
Мы едем дальше, как всегда, пытаясь "пройти" ущелье до конца, т.е. до погранзаставы. Так и сделали.

 Места невдалеке от пограничников нам не понравились, душа требовала остановиться на обед в каком-то более романтичном или музейном месте. А поскольку вся Осетия - это большой музей, то выбрали близлежащий холм с живописными руинами.
 Нашлась там и полянка, обозначенная вот таким странным указателем. 
 С удовольствием полазив по средневековому поселению и окончательно нагуляв, аппетит с комфортом устроились перекусить. Не успели начать, как из-за ближайшего холма стали появляться люди. Немного позже выяснилось, что отсюда начинается пеший туристический маршрут на близлежащий ледник.
  
 Еще раз оглянувшись на великолепный горный пейзаж, печально вздохнув, повернули к дому. Отдых закончился.
 Единственное куда еще заглянули - нарзанный источник. Он находится на территории заброшенного санатория. Взяли немного целебной водички с собой в дорогу.

P.S. Наконец-то мы дописали этот пост. Теперь пишем с мужем вместе. Одна я не совершенно не успеваю. Почти год прошел с даты поездки.
















2 комментария:

  1. Таня,
    фотографии как всегда, сногсшибательны. Информации море, тут переварить необходимо.
    Барсик...говоришь)))Отличный аппарат, наш следующий подобного класса будет.
    Всё, ушла выяснять детали и собирать информацию.
    Замечательный пост!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо. Почитай, может приедете к нам в отпуск. Мы вас покатаем.

      Удалить