пятница, 27 апреля 2018 г.

Осетинское хюгге.

Поездка 04.11.2017
Как ни старалась я придать своему блогу хоть какое-то подобие дневника, увы, мне это не удалось. Жизнь бежит вперед, даря новые впечатления, затягивая туманной дымкой, прошлые восторги. Сколько раз я хотела бросить свои непутевые заметки, но снова и снова возвращалась к этим записям. Без них мне стало сложно запомнить все то, что радовало меня совсем недавно, а потом забылось и потускнело в череде ежедневных хлопот и забот.
Почти полгода прошло с поездки в Северную Осетию и я стала терять то чувство безмятежности и покоя, которое я там ощутила. И название сегодняшнего поста сейчас кажется нарочитым и неуместным, а тогда...



Несколько выходных дней в начале ноября прошлого года, показались нам вполне себе подходящим временем, чтобы отправиться в горную Осетию. И отправились.
Второй завтрак, устраивали уже на подъездах к Пятигорску. С одной стороны, насладились сияющим Эльбрусом, с другой - набрались сил перед тяжелым испытанием, которое дается всем проезжающим через рынок "Людмила". Это детище "Челночников Перестройки" и в эпоху сетевых гипер-пупер торговых центров вполне неплохо себя чувствует. Покружив между магазинчиков и кафешек, вырвались на простор трассы Е 50 и через три часа с небольшим были бы уже в Фиагдоне, куда стремилась моя душа уже несколько лет. Но, как всегда, но... То ли я дрогнувшей рукой забила в навигатор не то что нужно, то ли "шайтан" машина решила покуражиться, но в результате мы, поплутав по Владикавказу, в поисках памятника Георгию Победоносцу, очутились где-то за Тереком. Если коротко, то возвращаться пришлось довольно далеко.  Тем не менее в Верхний Фиагдон, бывший горняцкий поселок, в Куратинском ущелье Осетии, попали еще засветло. Задумка была такая, на склоне горы Кариу-хох, что возвышается над левым берегом реки Фиагдон, есть старинное поселение, сейчас уже не жилое. Вот рядом с ним мы и хотели переночевать.
Многообещающе выглядит,правда? Заброшенный аул, отличное место для ночевки. Там легко спрятать маленькую палаточку и в туристическом месте она никого не удивит.Таких фотографий в сети видимо-невидимо. И нигде даже не упоминается, что к сему музею под открытым небом вплотную примыкает элитный поселок с отреставрированными башнями и вот такими замечательными воротами.
Хочу отдать должное художественному вкусу осетин, все постройки, особенно последних лет выглядят очень стильно.Однако для ночевки это место совершенно не годилось. Мы отправились дальше по ущелью. Пока не уперлись в пограничную заставу. Ну что сказать, мест для стоянок с палаткой в Куратинском ущелье нет, по крайне мере таких, которые легко отыскать. Уже начало темнеть и мы от безысходности решили свернуть на одну из грунтовок, крутым серпантином поднимающуюся вверх. Уже дома, по возвращении, я попыталась понять где же нас носило, постараться запомнить новые и непривычные (пока) для слуха осетинские названия.
Так вот из села Харисджин  идет отличная дорога в Верхний Унал. Конечно, тогда мы о ней имели довольно смутные представления. Во-первых, судя по карте дорога должна там быть. Во-вторых, Ваня что-то о ней слышал. В третьих,  пограничники в разговоре с нами упомянули, что таки - да, есть, но нужно быть осторожными, может внезапно застигнуть непогода и тогда последствия непредсказуемы. Все вместе, включая безлунную ночь, да вырытую вдоль дороги траншею для укладки газопровода и пластиковую трубу, для него же ( в темноте сильно смахивающую на гигантскую анаконду), добавила острых ноток в наше путешествие. Долго ли мы там кружили в поисках, подходящего места для ночевки, уже не помню. Местность, как нам в темноте показалось совершенно негостеприимная. Везде каменисто, ветрено, торчат сухие будылки сорняков и колючек.  Пришлось спуститься ниже и стать на небольшой строительной площадке прямо над Харисджином.
Стоянка оказалась не так уж и плоха. Рабочие там давно не появлялись, от дороги мы были отгорожены недостроенным забором, мусора не было. Ну а то, что не на травке и вблизи от жилья, ну так на новой для нас территории это не удивительно. Если вспомнить, где мы только не разбивали лагерь! Ваня, конечно, был разочарован, он ожидал большего. Тем не менее мясо было пожарено, и съедено, а поскольку спать не хотелось, мы забрались в машину, спасаясь от несильного, но очень свежего ветерка. И так неспешно,  со вкусом, принялись баловать себя коктейлями. Надо сказать, что мы в этом далеко непрофессионалы. Обычно, немного пива или бутылка вина, чтобы посидеть возле костра, нам достаточно. Но в этот раз муж сказал, что на улице холодно и мы будем греться. Достал бутылку водки, которую мы возим с собой, на всякий случай, в качестве "жидкой валюты", два вида сока и соорудил незамысловатый напиток. И что вы думаете, мы выдули всю бутылку. Нет, я еще в студенческие времена, экспериментальным путем выяснила, что спиртное в горах работает по-другому. Но не настолько же!  Спать легли совершенно трезвыми, да и утро встретили отличным самочувствием. Погода радовала, неизведанное манило. Мы не стали долго копаться: завтрак, кофе и в дорогу.
Теперь при свете дня, никуда не торопясь, мы внимательно осматривали все интересное, что встречалось нам на пути.
Я всегда поражаюсь этим отчаянным "горцам". Как можно было туда забраться?!
 Когда-то давно, мы пытались подняться по крутому горному склону, пыхтели, стонали, цеплялись руками за траву, ползли на четвереньках. И вот  гордые собой стоим на вершине, как вдруг из кустов вылезла корова, которая преодолела этот склон, даже не заметив его. Как всегда, лирическое отступление. Возвращаюсь к достопримечательностям.
Аланский Свято-Успенский мужской монастырь. В средневековье здесь находилось фамильное поселение одного из осетинских родов. В 17-18 веках были построены две сторожевые башни, которые строители монастыря очень успешно вписали в архитектурный ансамбль. Они служат колокольнями. Мало где тратят столько сил и средств на подобную стилизацию. У осетин как мне кажется врожденное чувство прекрасного. Только в Осетии я увидела лавочки, столики, беседки, где можно просто посидеть и полюбоваться окрестностями. Рядом с местом нашей ночевки под деревом тоже стояла скамейка. К ней вела едва различимая тропинка. Сразу становиться понятно, что человек сделал это для того что бы приходить сюда и любоваться рекой, горами, башнями, своим ДОМОМ.
Продолжаю: вернулись к заброшенному селению Цмити, где накануне вечером хотели переночевать. Молва повествует, что основано оно где-то веке в 14, военачальником последнего аланского царя. На мой взгляд очень, поэтично. А место какое!
Иногда, кажется, что в древности люди не всегда выбирали места для жилья только из стратегических соображений.
А если уж выбрали, то нужно и защищать, что бы другой ценитель прекрастного не отобрал.
В таких местах, во мне просыпается исследователь.
Куда-нибудь забраться, посмотреть, попробовать на вкус и запах.


Еще немного башен, не такие как в Ингушетии, но тоже очень хороши.







А вот склепы очень похожи на ингушские.
Вдоволь побродив по руинам, отправились к маленькому святилищу, которое заприметили еще с вечера.
 К нему ведет плотно утрамбованная грунтовка, не представляющая никакой сложности.
Но мы же можем найти приключений на свою... машину. Но об этом пусть рассказывает мужчина. А я лучше поговорю о святилище.
 Называется оно "Тхосты дзуар". Мне, как и любому человеку, учившему в институте научный атеизм, абсолютно ничего не известно о верованиях осетин, особенно о тех, которые идут из глубокой древности, каким-то причудливым образом переплетаясь с христианством.
Думаю, со временем я разберусь, хотя бы в основах. А пока только общая информация с трудом нарытая в сети. Святилище возведено практически заново на месте древнего сооружения, окончательно разрушенного в конце пятидесятых годов прошлого века. Восстанавливали его энтузиасты за счет собственных средств, а мастера работали бесплатно."Это древнее святилище кобанского периода, эпохи бронзы" - говорит один из реставраторов святилища Славик Джанаев.
Ну а дальше, Ванин рассказ о невнимательности вызванной красотами, нас окружавшими и об отзывчивости  осетин:
"Напоследок, перед тем как покинуть Цимити, делаем пару кадров заснеженных гор прямо из окна машины, и начинаем спуск. Не успев, толком тронутся, чувствую что –то пошло не так: пространство искривилось, земля наклонилась, а движение прекратилось. С трудом, откинув  люк  дверь вверх, выбрался на манер танкиста наружу. Так и есть, правой стороной, машина провалилась в глубооокую промоину, перед которой я остановился, а потом, забыл напрочь. На этом не успокоившись, включаю все что включается, блокирую все что блокируется, и проехав вперед еще сантиметров тридцать, окончательно закрепляю результат.  Машина, повиснув на твердом гребне, весело вращает всеми колесами, - правыми в жиже, заполнившей яму, а левыми, в воздухе. Пришло время доставать лопату. Немного покапал, попытался подложить в грязь камни, выяснил, что их там и так достаточно. Вспомнил о купленном недавно новеньком хайджеке. Нет, безусловно, в гараже ему будет спокойнее, там он дольше сохранит великолепную, блестящую красную краску. Значит, остается штатный домкрат, благо он всегда с собой. Манипуляции с ним, привели к еще большему крену, появилась опасность опрокидывания. На этом, варианты самостоятельного спасения закончились, и я пошел «за трактором». Вот ведь оно, село, как на ладони, нужно только немного спуститься вниз, а там вон Камазы возят из реки гравий, во дворах стоят могучие джипы, и вообще мы ведь в горной республике, где снуют туристы на внедорожниках и местные на Уазах. Так успокаивал себя я, ковыляя вниз по совсем не осенней жаре. 
Однако, к домам, до которых по прямой было рукой подать, пришлось идти вниз по  серпантину добрых полчаса, и оказались они дачами «новых осетин», во дворах которых, действительно стояли большие пафосные внедорожники, вряд ли когда-либо покидавшие ту самую дорогу. Самосвалы, возившиеся в русле реки, внезапно куда-то пропали, а по дороге, мимо меня проезжали исключительно легковушки. По ней я и побрел в сторону села. Наконец, во дворе магазина-кафе, попался настоящий уазик, на ходу, и даже хозяин был, но вот незадача, ждал гостей с минуты на минуту.  Пройдя ещё много-много закрытых ворот, приметил пару мужичков, попивающих в глубине двора что-то освежающее. На мой вопрос, нет ли у уважаемых донов возможности вызволить меня из единственной в ихних краях ямы, ответили, что нет проблем, и прихватив еще одного товарища, велели садиться в видавший виды Мерседес, когда-то представительского класса. На мое робкое замечание, что эта машина вряд ли решит проблему, а ещё, мы просто не доедем на ней до места бедствия, ответили, что все, мол решим,  главное чтобы у меня была лопата. И мы помчались. Сначала по асфальту, затем также лихо по грейдеру  в гору, периодически чиркая днищем о камни. Мерседес оказался молодцом, его водитель тоже, и через пять минут мы высаживались у погрустневшего Барсика.
Спасательная операция началась незамедлительно: один достопочтенный дон, деловито плюхнулся в грязь, оценивая шансы на освобождение переднего колеса, другой отобрал у меня лопату и начал рыть у заднего. Рыл упорно, пока не извлек огромную каменюку размером с … эээ,  ну раз мы в горах, пусть будет с лошадиную голову.  После чего всей оравой повисли на силовом бампере, придавив висящее колесо к земле, и я выехал с первой попытки! Счастливое освобождение мы тут же отметили, выпив по бутылочке пива, после чего расстались, довольные друг другом".
Продолжение следует...

4 комментария:

  1. Таня,
    до происшествия с машиной, сплошные ахи и восторги. После, ощущение ушата с холодной водой, вылитого тебе за шиворот.
    Барсик, это - ты или машинка)
    Возвращаясь к поездке и рассказу. Монастырь впечатлил, прочла еще дополнительно, самый высокогорный православный монастырь, действующий, место паломничества. Внутрь не заглядывали?
    Насчет святилища я сейчас еще почитаю, а в остальном. Повезло вас с погодой и хорошими людьми.)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Нет, Барсик это машина, у меня грузоподъемность не та...:))
      В монастырь не заглядывали, может еще заедем, меня большие манили святилища и места обитания божественного духа. Потом напишу.
      С людьми, очень повезло. Один прямо руками полез в эту грязюку, испачкался. А с каким достоинством держались потом. Деньги предложить язык не повернулся. Отдарились пивом.

      Удалить
  2. Таня, хорошим людям везёт на хороших людей)) Это я про помощь. А грязь не помеха чувству собственного достоинства)) Ну, а как не вырасти достоиным в такой-то природе и строениях. Там всё гордо стоИт! Вот прям очень ты меня заинтересовала осетинцами...Надо будет почитать. Люблю твои заметки журналиста-путешественника)) И не думай прекращать, пожалуйста))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Таня, спасибо!
      Насчет того что все гордо стоИт не знаю, все проверить не смогла. Хотя может это у меня ассоциации не те. :))

      Удалить